Паровозик, который смог (belcantante) wrote,
Паровозик, который смог
belcantante

Эстонский стрелок, или Карэн Драмбян наносит ответный удар

Originally posted by jesenija at Эстонский стрелок, или Карэн Драмбян наносит ответный удар
Кем был человек, нанёсший удар по Министерству Обороны Эстонии, и какие цели он преследовал? Одни лишь предполагают мотивы, другие спешат с оценкой – террорист. Известно, что человек делает выводы, оперируя набором знаний. Типы восприятия знаний могут быть фрагментарные, калейдоскопные и мозаичные. Первый и второй тип мешают объективной оценке происходящего, а третий – способствует.

Проведём анализ действий Карэна Драмбяна, объединим в мозаику факты и выделим существенные.

Карэн Тигранович Драмбян, 1954 года рождения. Происходит из знатного княжеского рода. Его отец - уважаемый профессор и доктор исторических наук. Карэн Тигранович получил гражданство Эстонии в 1992 году. Премьер-министром в то время был Март Лаар, ныне министр обороны.

Известно, что Карэн Тигранович до последнего времени имел юридическую практику в городе-спутнике Таллина - Маарду. Оказывал бесплатные услуги населению в области уголовного права. Следовательно, хорошо разбирался в данной области. Ранее занимался преподавательской деятельностью в области Международного права и имел степень доктора философии. Вывод: был специалистом в области Международного права.

Занимался политикой. В разное время состоял в Народном Союзе Эстонии и Объединённой Левой партии. Был начитанным человеком: знал наизусть «Мцыри» Лермонтова и сонеты Шекспира. Вывод: отсутствие ярко-выраженных криминальных наклонностей. Служитель Фемиды. Срочную службу проходил в Воздушно-десантных войсках. Вывод: хорошо знаком с военным делом.

В своей статье «Если дорог тебе твой дом» (взятые из стихотворения Константина Симонова), доктор философии, в частности, писал: «И очевидно, что Эстонское правительство уже выбрало гражданскую войну. Не важно, в каких формах она будет протекать, но реки крови, криминальная дестабилизация и нищета будут ей сопутствовать. Сегодняшний день - время разрушения иллюзий. Проснувшийся и освобождённый от цепей разум должен начать своё победное шествие, борьбу за конституционные права, свободу личности, создание демократического и мультинационального общества. Сегодня от каждого из нас зависит судьба не только наших детей и внуков, но и многих других родных и близких, лишенных права голоса на выборах, права избрать своего депутата».

Итак, вывод: Карэн Тигранович Драмбян считает, что правительство Эстонии, уже ведёт гражданскую войну против своего народа. Один из фактов это подтверждающий: ущемление прав второй государствообразующей части эстонского общества - русскоязычных жителей.

Правовед и политик, человек благородных кровей и интеллектуал, в следствие языковой политики, был лишён права заниматься своей профессиональной деятельностью - юриспруденцией. И значит, не смог выплатить кредит. В счёт уплаты долгов по суду лишён квартиры. Не имея работы и страховки, не смог оплачивать своё лечение от острого диабета.

Вывод: государственная политика, попыталось опустить личность и загнать в маргинальную среду. Законы не случайны, а целенаправлены. Подобных примеров «опускания» в Эстонии можно привести много. Естественно, об этом стараются не говорить на телевидении и по радио.

Итак, складываем наши осколки в мозаичную картину:

«Драмбян выбрал бой и красивую смерть, чем жизнь бомжом и немощь». Кавказская мораль говорит: не так важно сколь долго проживёшь ты на этом свете, важнее то, как проживёшь: с честью и достоинством или уподобляясь животному.

Владея знаниями Международного права и пониманием превалирования его законов и норм перед внутригосударственными, Драмбян наносит ответный удар. Ведь, по его мнению, война уже идёт.

Война и откровенный террор - вещи разные, но Карэн знает, что их в угоду власти легко могут смешать. Итак, К. Драмбян обращается к нормам закреплённым в Международной конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны». Именно соблюдение этих законов отличает солдата от террориста. Честного воина от ведущего боевые действия запрещёнными методами.

Понятие комбатанта, т.е. сражающегося, закреплены на Второй и Четвёртой Гаагских конвенциях:

«Это лица, входящие в состав вооружённых сил одной из воюющих сторон и непосредственно ведущие боевые действия против неприятеля с оружием в руках. За ними признаётся право применять военное насилие; к ним самим применяется высшая форма военного насилия, то есть физическое уничтожение; попав в руки неприятеля, комбатанты имеют право на обращение с ними, как с военнопленными».

Дополнительный протокол Женевской конвенции 1977 года. В статье 43-й гласит:

«Вооруженные силы стороны, находящейся в конфликте, состоят из всех организованных вооружённых сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, не признанными противной стороной. Такие вооружённые силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооружённых конфликтов».

Взяв на себя ответственность за нападение на Министерство Обороны Драмбян сам себе и командир и подчинённый. А теперь читаем внимательно:

«Признание „восставшей“ стороны имеет место тогда, когда иностранные государства имеют дело с территорией, контролируемой вооружёнными силами, ведущими борьбу с правительством. Признание „восставших“ означает, что признающее государство признаёт факт восстания против правительства, и не будет рассматривать повстанцев как вооружённых преступников. В таком случае на восставших распространяются право вооружённых конфликтов, практически в том же объёме, что и на государства. Условиями признания являются обладание значительной территорией государства, а также соответствие понятию воюющий в данных в Гаагской конвенции терминах о законах и обычаях сухопутной войны. При соблюдении вышеназваных условий повстанцы имеют право называться „воюющей“ стороной и пользоваться всеми связаными с этим правами и обязанностями. Они являются субъектом гуманитарного права, а не уголовного, как было бы при отсутствии признаков воюющей стороны».

«Овободительная война является международным вооружённым конфликтом, и, таким образом, на неё распространяются законы, обычаи и нормы применительные к международным вооружённым конфликтам. Таким образом, участники освободительной войны в случае наличия у них признаков сражающихся, определённых IV Гаагской конвенцией, должны быть признаны сражающимися, то есть комбатантами. Таким образом гарантируется право народа на самоопределение».

Итак, что сказал нам К. Драмбян?

1. Захват значительной части территории государства. Является ли Министерство Обороны страны - значительной его частью? Наверное да, если говорить о захвате силами одного комбатанта. Кроме того, это и есть военная структура государства. Удар нанесён по силовому ведомству, а не цивильной структуре.

2. Открытое владение оружием? Да, факт установлен.

3. Отказ от взятия заложников и уничтожения мирного населения? Да, факт установлен. Одна из очевидцев, говорит, что Драмбян кричал: «Я не буду стрелять в безоружных», и беспрепятственно позволил покинуть контролируемую им территорию всем находившимся там.

Вывод: Карэн Драмбян может быть признан преступником, исходя из законов эстонского государства, но по превалирующему международному праву, является комбатантом.

4. Почему Драмбяна уничтожили и не позволили сдаться в плен? Оправданы ли такие действия со стороны противоборствующей силы? Оправданы, исходя опять же из норм Международного права.

Как известно, Драмбян не смог проникнуть на второй этаж здания. О его вооружении полиция точных данных не имела, поэтому предполагалось наличие взрывного устройства способного разрушить здание и причинить вред находящимся на верхних этажах. Неизвестно, есть ли аварийный выход в здании. (Не потому ли, идут теперь разговоры о том, что Министерство Обороны нужно перенести? Будет другое здание с аварийным выходом. Если разместиться на втором или третьем этаже, вооружённых чужаков не пропустят дальше в фойе).

Далее, несколько аспектов информационной защиты, предпринятой властью эстонского государства. Почему нам следует внимательно относиться к словам министра обороны Марта Лаара и помнить о его скупости на правду? В первую очередь, исходя из интервью, данном в газете «Постимеес». Выдержка: «Я советую прочитать некоторые книги о современной информационной войне, поскольку все эти обсуждения следует толковать в контексте того, что реально происходит в мире».

Мы помним также и высказывания, другого высокопоставленного политика Эстонии, Яака Аавиксоо: «Право национального государства на информационное самоопределение означает и то, что у него имеется право на тайны и ложь». «Никто не может заставить нас говорить правду, если мы сами этого не хотим».

Зная о том, что правящая элита Эстонии готова идти на ложь, в собственных интересах, прикрываясь при этом интересами государства, разберём, где правда, а где дезинформация в деле Карэна Драмбяна:

1. Сразу, после подавления сопротивления, сообщалось, что Карэн Драмбян покончил жизнь самоубийством.

Почему? Вернее, поставим вопрос так: почему после сообщили истину? Ответ: физически было нанесено три попадания. Их характер исключает возможность самоубийства. И потому утаить правду невозможно.

2. Сообщено, что Карэн Драмбян имел при себе взрывчатые вещества, однако ущерба зданию и людям нанесенного непосредственно ими не было. Имелось более тридцати взрывпакетов. Правда или ложь?

Допускаем, что правда, так как точно установлено, - К. Драмбян имел при себе зарегистрированное оружие. Взрывпакеты, производящие шум и дым, оказывали лишь психическое воздействие и должны были затруднить штурм. Продажа шумовых пакетов, не признанных оружием - свободна.

3. Была ли при К. Драмбяне сотня патронов? Скорее всего да. Он готовился к длительной осаде, имел при себе противогазную маску.

4. Мог ли вести К. Драмбян прицельную стрельбу, по полицейским или стрелял лишь в стены? Мог вести прицельную стрельбу, т.к. видел перед собой противника. Мог убить защищаясь.

5. Имелось ли взрывное устройство начиненное гвоздями? Нет, не имелось, так как он привёл бы его в действие при удобном случае, а именно во время штурма.

6. Могли ли предполагать, что такое устройство у него есть? Могли. После выдали предположение за имеющийся факт. Именно допуском факта наличия взрывного устройства и отсутствием заложников можно объяснить скорейшее проведение операции по уничтожению очага сопротивления. Опасались возможного взрыва и обрушения здания в любую минуту.

7. Как объяснить информацию о втором пистолете? Сообщалось, что Карэн Драмбян был вооружён двумя пистолетами. Желал ли он стрелять из двух рук, или беспокоился о вероятности отказа проверенного оружия системы «Бенелли»? Откуда взялись упоминания о другом пистолете «Беретта»? Наиболее вероятно, что один из двух охранников был вооружён этим пистолетом. К. Драмбян, исходя их норм Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны», берёт в плен и обезоруживает охранников. Те не оказывают сопротивления и К. Драмбян освобождает их, выпустив как и остальных находившихся в здании. В информации о втором пистолете умышленной лжи скорее всего не было, но имелась недосказанная правда. Так это или нет - точно неизвестно и не будет известно никогда.

8. Почему Карэн Драмбян шёл именно в Министерство Обороны? Хотел видеть Марта Лаара? Скорее всего да. Он видел в нём идеолога политики, сформировавшей законы, которые оставили К. Драмбяна и немало других людей ни с чем.

9. Хотел ли К. Драмбян убить М. Лаара? Исходя из положений Конвенции «О правилах ведения сухопутной войны», (не остаётся сомнений, что Драмбян руководствовался в первую очередь ей) – стрелять и убить министра обороны он мог бы лишь в случае активного вооруженного сопротивления самим М. Лааром. Скорее целью визита было – ответно унизить и заставить просить прощения за обиду. Заметим, что Карэн Драмбян в своих статьях призывал строить правовое государство, где определяющим приоритетом должен быть сам человек. Поэтому об умышленном убийстве Марта Лаара не могло быть и речи. Хотя из высказываний Карэна Драмбяна и можно сделать определённую предпосылку для интимной встречи. Имея в виду власть он говорил:

"Эстонцы так долго подставляли задницу на нашу попытку дружеского поцелуя, что невольно пришла мысль: а не пора ли эту задницу поиметь"!

10. Возможно ли, что Карэна Драмбяна специально заманили в Министерство Обороны, чтобы там ликвидировать? Знал ли он о предполагаемых махинациях связанных с Афганистаном и наркотиках? Нет, не могли. Нет, не знал. Поставьте себя на место любой спецслужбы и подумайте, нет ли более простого и незаметного способа ликвидировать неугодного. Эстонию никто в наркотрафик в Афганистане просто не пустит и в этом отношении она чиста и невинна. Предположение о том, что К. Драмбян был неугодным агентом Минобороны ещё более абсурдно.

11. По утверждениям полиции ранее Карэн Драмбян у себя в доме устроил стрельбу из-за ссоры с соседями.

Был ли К. Драмбян психопатом, как нам пытаются его представить? Нет. Соседи отрицают факт стрельбы. Утверждают, что общение всегда было дружным.

И, наконец:

12. Почему Карэн Тигранович не оставил своего «манифеста»? Неужели исключал вероятность того, что погибнет? Понимая, что имеем дело с юристом, наивно предполагать, что после смерти, он не оставил послания. Другое дело, что не в интересах власти его предъявлять. Во всяком случае, предъявлять настоящее послание, а не фальшивку.

Юрист, да и просто образованный человек, имевший к законам профессиональное отношение, не стал бы пренебрегать составлением завещания. Другое дело, что своему душеприказчику он мог дать указания, обнародовать послание скажем на сороковой день. Дав тем самым время сделать официальные заявления от представителей эстонской власти. В задачах полиции найти этого предполагаемого нотариуса и не допустить обнародования прощального слова. Это сделать почти невозможно, если Карэн Драмбян обратился с оформлением завещательного письма к двум и более нотариусам, особенно иностранным. По закону он имел право на такое юридическое действие.

В заключение, дадим ответ на попытки сравнения Карэна Драмбяна с Брейвиком. Их уже проводили и ряд известных политиков и журналисты. Итак: сравнивать эти две фигуры нельзя. Сопоставлять – можно. Согласитесь, разница в терминах есть. Драмбян скорее антипод Брейвика, нежели последователь.

Смотрите что получается:

Территория: Норвегия - для Брейвика родная. Для Карэна - Эстония - приобретённая.
Идеология: Брейвик - национализм. Карэн - придерживался равноправия.
Тип агрессии: Брейвик - массовое убийство, Карэн - самопожертвование (нет заложников, нет жертв).
Место действия: Брейвик – гражданская территория, - Драмбян – территория силовой структуры.
Потери: Брейвик - жив. Карэн - погиб.
Материальное положение: Брейвик - богат и обеспечен, Карэн - унижен и оскорблён.
Здоровье: у Брейвика - есть, у Драмбяна – острый диабет.

Можно также по цвету волос проводить, наличию и отсутсвию бороды,но это дурость уже. Если смотреть с мистической стороны, то где-то в нам недоступных сферах произошло зло, сделанное Брейвиком, а Драмбян как бы перегнул весы. Если Брейвик действовал как террорист, то Карэн, как солдат.

Автор: Станислав Алексеев

Источник: http://baltija.eu/news/read/19787
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments